Новости
Комментарии

Тему предложила bbu

Даже в сказках для самых маленьких встречается страшное (вот и Колобка съели), и чем ребенок становится старше, тем чаще он находит на страницах книг жестокость, несправедливость и, пусть и временное, но торжество зла над добром. Кроме того некоторые авторы помимо страшных смыслов еще и застревают на красочном описании будоражащих воображение подробностей – лужах крови, обглоданных костях, отрубленных головах.

Нужно ли избавлять ребенка от особенно страшных книг и как определить, какая книга страшная, а какая не очень? Стоит ли по ходу чтения опускать страшные подробности? И добавлять ли страшных подробностей своими объяснениями, если вдруг ребенок не понял, что хотел сказать автор?

У меня нет однозначных ответов на эти вопросы. Но поскольку уже 6 лет я ежедневно по часу и дольше читаю сыну вслух книги, самые разные, мне приходится принимать какие-то решения. О них и хотелось бы сегодня поговорить.

  1. Часто только кажется, что детские страхи приходят из книг. Для ребенка наш мир шаток, много в нем непонятного и пугающего. Книга просто дает название. Было  нечто кошмарное, а после сказок становится понятно, что называется оно Баба-Яга или Серый волк. Но ведь когда знаешь имя страха – с ним и справится проще.

  2. Прежде, чем оценивать книжку, нужно избавиться от взрослых интерпретаций, попытаться представить, как услышит, представит прочитанное ребенок. Нужно понимать, что часто не книжка страшная, а мы ей приписываем страшные подробности и в уме иллюстрируем текст жуткими картинками. К счастью, дети далеки от наших ассоциаций, да и хорошие авторы детских книг не черпают вдохновение в выпусках новостей.

  3. Но если все-таки страшное случается, важно, чтобы оно было чем-то оправдано, а не происходило просто так. И если при чтении легко выкинуть какие-то  неприятные описания или сомнительные подробности, скорее всего они и не нужны.

  4. У книги, помимо автора, обычно есть еще иллюстратор. И он тоже взрослый человек со своими странными ассоциациями. Поэтому картинки стоит рассматривать пристально и при малейших сомнениях искать другое издание.

  5. Трудно предугадать, чего испугается ребенок. Мой сын спокойно слушал про людоедов и бармалеев, но боялся идти в темную комнату, потому что там страшный зверь – коза.  Поэтому предотвратить возникновение страхов невозможно. Но можно попытаться дать ребенку уверенность, что его защитят, примут, поймут.

  6. Детские книжки чаще оперируют символами. И дети, которые к ужасу родителей радуются, что кого-то убили, не столько кровожадны, сколько не знакомы еще с понятием смерти.

  7. Ребенку так или иначе приходится сталкиваться с неприятными сторонами жизни.  И тут уж лучше искренне и честно все объяснить (на доступном  уровне), чем лицемерно изображать что все в порядке и убегать от расспросов. Потому что если ребенок почувствует, что вы закрываете от него красивой картинкой что-то безобразное, он сам придумает, чего следует бояться. Так что иногда приходится рассказывать даже то, о чем умолчал автор. Надеясь, что возможность для ребенка выговориться и получить ответы, восстановит чувство безопасности, нарушенное новым знанием.

  8. Да, в мире есть злые люди и иногда случается что-то плохое. И в книгах тоже. Но в книгах все это должно быть редкостью и дошкольникам  чаще следует читать что-то позитивное и доброе. Переживания о любимых героях развивают душу только когда они редкость на фоне счастья и благополучия. Я не верю, что если часто читать про плохое, можно к нему привыкнуть. Но все равно маленьким детям не нужны книги, где царствует уныние, безысходность и нет надежды.

  9. Дети спокойнее многих взрослых относятся к идее естественного отбора. Но не должна она распространятся на людей и антропоморфных зверей. Опасными кажутся книги, где автор не сочувствует хорошему, доброму герою. Это как раз самое страшное, когда вывернуты понятия добра и зла. Хотя из черно-белых книг дети тоже быстро вырастают, и им уже нужнее читать не про героев и злодеев, а про обычных людей, которые совершают хорошие и дурные поступки.

  10. Я не знаю, откуда берутся люди, любящие пощекотать себе нервы “ужастиками”. Быть может страсть к таким книгам и фильмам – от нехватки сильных впечатлений?  Я всю жизнь усмиряю свою фантазию, чтобы не дать ей свернуть в русло ночных кошмаров. И я не очень верю, что людям с хорошим воображением нужны чужие идеи, чтобы пугаться.  Потому что воображение оно мощнее всех книг и фильмов.

не понравилосьпонравилось (+4, 4 votes)
Loading ... Loading ...
  • Дорога в пластилиновую страну
  • “Больше я на вашем метро не поеду!”
  • Кто-то должен быть взрослым
  • Разумные требования
  • Организация детских праздников: вредные советы

    37 комментариев к “Мое решение: Страшные книги детям”

    1. Татьяна пишет:

      Да уж, детские книги, которые я сама читала в детстве, вызывают у меня сейчас недоумение. Весь Чуковский, вместе с Андерсеном и Пушкиным, кстати. Чего стоит только “Сказка о попе и работнике его Балде”. Я исхожу из собственной интуиции. Иногда опускаю страшные моменты, иногда нет. Раньше делала это чаще, теперь постепенно объясняю. Дочке 4,3 года. Однажды, не посмотрев предварительно мультфильм, включила ей “Бабка Ёжка и другие”. Так, кажется, назывался мульт. Реакция была просто кошмарная – она кричала по ночам несколько дней подряд, пока успокоилась… Очень внимательно надо выбирать ребенку и книги, и мульты. Я сейчас всегда просматриваю сама, а потом уже показываю дочке.

      Луговская Юлия Reply:

      Татьяна, мне кажетя то, что Вам не нравится – это как раз к п.2. Чуковского я очень люблю и стала еще больше любить, когда увидела на занятиях в библиотеке как трехлетки начинают улыбаться заслышав знакомые строки и сами все знают наизусть. мало кто из писателей не заигрывает со взрослыми. а Чуковский он лучше всех пишет именно для детей, оттого дети его и любят. и мне кажется, что взрослые, понимая Чуковского, лучше понимают и детей.

      но безусловно цензура нужна. на мультфильмы всегда, в книжках все же иногда доверяешь знакомым авторам или рекомендациям друзей. и еще мне кажется, что если маму что-то сильно смущает в книге, то и правда лучше не читать. потому что мы при чтении передаем ребенку информацию, и свои страхи в том числе.

    2. Ирина пишет:

      Юля, моей дочке 2 года, мы много читаем, и каждый раз я удивляюсь жестокости даже в малышковых книгах и сказках. Вот например, русско-народная сказка про кота, лису и петуха – лису бьют и колотят. Я, читая сказки пытаюсь заменять такие действия на более мягкие: “и отобрали петушка у лисицы”. И так в каждой сказке, много приходится фильтровать. У меня тоже все книги проходят мою цензуру.
      Согласна, что это до поры, до времени. Позже наверное тоже буду разъяснять, но тем не менее многие наши детские произведения все равно не хочу читать, по крайней мере сейчас, потому что кроме жестокости они мало чему учат.

      Луговская Юлия Reply:

      Ирина, все дело в том, когда и для кого писались народные сказки. о детях тогда не особенно думали, а детской психологии и вовсе не существовало. но все-таки там хоть нравственные законы нам близки. а мы вот сейчас Мифы Древней Греции читаем – там все еще хуже и мрачнее.

    3. Интересная тема. Добавила статью в обзор, который выйдет сегодня в конце дня http://kpanuba.blogspot.com/
      Интересно будет почитать различные мнения и опыт.

    4. Марина пишет:

      Я поначалу, может до лет 4-х страшные подробности сказок пропускала либо заменяла на что-то другое. Сейчас дочку уже 6 лет и читаю так как есть. Мы теперь их каждой сказки и рассказа выносим мораль, обсуждаем поступки героев и разбираемся кто кому плохо сделал и зачем.

    5. Светлана ММ пишет:

      Да, интересная тема поднята для размышления.Но автор права не все страшно для детей то, что страшно для нас. Но самой если честно неприятно и непонятно зачем Чуковскому было надо такие страшилки писать? И почему мы его так любим и не хотим с ним прощаться из поколения в поколение?

      Луговская Юлия Reply:

      Светлана, про Чуковского я выше написала.
      В детском мире страшилок намного больше. Тут я рекомендую М.В.Осорину почитать, она очень хорошо про это объясняет и, главное, освежает в памяти наши детские воспоминания.
      И детям, даже самым маленьким, нужны серьезные книги , и злодеи, и битвы добра со злом (конечно сказочные и с победой добра). и нельзя их заменять слащавыми рассказами пересыпанными уменьшительными суффиксами и глупыми нравоучениями.

    6. Светлана ММ пишет:

      Юля, вашему сыну 6 лет, если я не ошибаюсь? Моему старшему тоже. Мифы Древней Греции – какой неожиданный выбор. Совсем забыла про это, так как в домашней библиотеке нет))) И какие ваши рекомендации, как читаете? Думаю, сына заинтересует такая серьезная, но захватывающая вещь.

      Луговская Юлия Reply:

      сыну уже 7. мифы его очень увлекли. мы начали с подвигов Геракла, потом прочитали про Золотое Руно, а сейчас просто в богах разбираемся и самые известные мифы читаем. лучшие детские (но относительно детские) переложения у Успенских и Куна. читается легко и приятно, текст красивый. но смертоубийств много и по мне так часто неоправданных.

    7. Светлана ММ пишет:

      Интересно, какая реакция у ребенка?
      Вот еще мнение ваше интересно по поводу телепередач про животных,в которых показывают сцены охоты, поедание плоти, такая правда жизни тоже уже нужна в 5-6 лет? Я постоянно сомневаюсь в этом…

      Луговская Юлия Reply:

      сыну нравится. бояться он не боится, но стараюсь потом обсуждать скорее из моральных соображений.

      про передачи не знаю, наверное многое зависит от того, как ребенок реагирует. подробные кровавые сцены крупным планом я бы не показывала. но скорее потому, что и сама бы такое не стала смотреть. а если просто зафиксирован сам факт, что кто-то кого-то съел, то нормально.

    8. Татьяна пишет:

      Юлия, я была согласна с Вами почти по всем вопросам. Но в этом наши точки зрения отличаются :) Добрые сказки для детей? Что-то у него есть околодоброго, например, “Путаница”. А “Краденое солнце”? http://www.litera.ru/stixiya/authors/chukovskij/solnce-po-nebu.html вот тут полная версия. Внизу приписка: для возраста от 2 до5. Я точно знаю, что если я такое прочитаю ребенку, то она будет бояться и темноты, и всего, что в темноте с ней может случиться. Я понимаю, что битва добра и зла должна быть, надо все это объяснять. Но каждому овощу свой срок.И вот эти подробности – зубы острые в самое сердце вонзает и всю кровь у нее выпивает” – совсем ни к чему для ребенка от 2 до 5. Мы, честно говоря, накупили книжек Чуковского, потому что он ассоциировался у нас с детским писателем. Но когда я начала читать и дочка начала задавать вопросы, а как это на ходу голову срубает, и зубы в сердце вонзает, я начала объяснять, как могла без лишних подробностей. Но увидела, что глаза у нее на мокром месте. Мы быстро переключились и больше Чуковского я ей не читала. Барто, Маршак, Сутеев – да. Чуковскому – нет. Мои страхи тут совсем ни при чем. Я смотрю по ребенку.

      Луговская Юлия Reply:

      Татьяна, ну вот на примере Краденного солнца – страх, даже безотчетный ужас, темноты присущ многим маленьким детям. причем часто дети плачут по ночам, а родители не знаю, не понимают почему так. и детям очень важно символическое проживание этого страха с хорошим концом.
      я не психолог и не рискну говорить, что не бывает наоборот, что ребенок прочитал страшную книгу и начал бояться. но все-таки часто бывает, что ребенок всегда боялся, а после книги понял, чего именно.

      а по поводу паука – ну можно выкинуть при чтении это четверостишие, в остальном то сказка хорошая. как и Телефон, Мойдодыр, Федорино горе. Ну и Айболит просто не заменим, особенно если ребенок болеет.

    9. Татьяна пишет:

      Вот этот подход и я поддерживаю.

    10. Татьяна пишет:

      Странно, нажимаю “ответить”, а коммент публикуется под всеми сообщениями. Последний я хотела написать в ответ Марине. О том, что я поддерживаю такой подход.

      Луговская Юлия Reply:

      спасибо что сказали. почему-то только мне отображается ссылка, чтобы больше двух вложений на комментарий было. буду думать как исправить.

    11. Татьяна пишет:

      Извините, что так много пишу, тема очень заинтересовала :) Про слащавые книжки, где только добро. Я уже говорила, что каждому овощу – свой срок. Для самых маленьких, возможно, зло в сказках надо свести к минимуму. Кто-то кого-то обидел, не дал игрушку и т.д. Но кровавые сцены и жестокость – это перебор. И никто не говорит, что не надо им серьезные книги показывать. Но они должны быть готовы к этому. Иначе можно просто развить в ребенке фобию. Например, многие малыши новорожденные спят с мамой, а позже созревает готовность спать самостоятельно. Он будет спать сам, когда будет готов. И он поймет все про добро и зло – когда будет готов.

      Луговская Юлия Reply:

      я согласна, что кровавые (именно по описанию) сцены не нужны, кажется даже вообще не нужны, в любом возрасте.
      а в остальном… наверное все дело в том, признавать ли то, что у детей могут быть собственные ужасы и трагедии или считать что у них пока все маленькое и несерьезное. но это все дело скорее… веры. я очень плохо помню себя в 2-3 года, так что даже на собственный опыт не сошлешься.
      но я все-таки настоятельно рекомендую почитать Осорину, вот моя рецензия на ее книгу http://orangefrog.ru/dver-v-mir-detstva/

    12. Кузьманя пишет:

      Согласна практически с каждым пунктом!
      Мне кажется, маленькие дети меньше ожидают от мира, принимают его, как есть. Если все (и стар, и млад) ходят на площадь глазеть на казни – и детей не будет это ужасать. Если мама внутренне сжимается оттого, что сказочный паук ест сказочную муху – и ребенок напряжется. Хотя и дети, действительно, разные бывают – одни с интересом выдавливают из гусениц “пасту”, другие переживают за каждого прибитого комара… Интересно, откуда это берется?.. Может, все-таки тоже впитывается откуда-то от окружения?
      У каждого из нас своя градация “страшно – не страшно”. У моих обеих дочек лет с трех хитом была “Книга о смерти” (хотя тема смерти несколько особняком, но как-то страшнее я ничего не вспомнила). У детей другое отношение к морали и гуманизму, для них гораздо понятнее месть, чем всепрощение (увы?). Мне кажется, ребенку важна сама динамика: было плохо – стало хорошо, а подробности (глотал ли Крокодил Бармалея, что именно делал тот самый Паук с Мухой-Цокотухой) им неважны.
      Почему-то мои дочки ничего не боялись “книжного” и даже “мультяшного”, хотя Миядзаки (включая Наусику и принцессу Мононоке, которых я так и не смогла смотреть из-за кровавости) они смотрели довольно много.
      Греческие мифы я со старшей не рискнула читать, так как сама там очень напрягаюсь на подлости и измены и не понимаю, как это объяснять ребенку.

    13. Татьяна пишет:

      Кузьманя, почему-то везде, где мы пересекаемся, Вы ссылаетесь на мои комментарии с каким-то негативным оттенком. Я не сжимаюсь, когда сказочный паук есть сказочную муху. Но для детей нет сказочного и реального. Для дочки, как и для многих других детей такого возраста, все реально. Какое-то время мы не показывали ей Карлсона, потому что она плакала, когда он выбрасывал мишку из окна и сбрасывал игрушки со стола на пол. Это тоже я сжималась? На эту тему есть хороший мультфильм: “Как приручить дракона”. Там все викинги веками драконов убивали, и все поселение, где жил главный герой убивало их, включая отца. Он смотрел на это каждый день. А сам не считал, что это нормально и убивать он так и не смог. И я не считаю нормальным, если ребенок с удовольствием выдавливает пасту из гусеницы. Хотя, возможно, для кого-то ценность жизни живого существа прямо пропорциональна его размерам. Я остаюсь при свое мнении – каждый ребенок индивидуален и смотреть надо по нему, и открывать страшные вещи нашего мира постепенно, когда ребенок готов воспринять информацию адекватно. Если кому-то нормально с детства смотреть на казнь, пусть будет так. Но не надо на них равняться остальным и пытаться приучить спокойно к такому относиться восприимчивого ребенка.

    14. Кузьманя пишет:

      Таня, Вы почему-то уже второй раз видите в моих комментариях выпад в Вашу сторону, хотя этого нет. Я же сразу после примера с пауком и мухой (не имея ввиду Вас; я прочла Ваш комментарий, что это не Ваш случай, а Ваша дочь очень чувствительна, но сама сказка очень подходит под пример “страшной книжки”) пишу “дети разные бывают” и задаюсь вопросом: “интересно, откуда это берется?” Нет у меня ответа. Я размышляю “вслух”, что иногда детские страхи и чувствительность транслируются взрослыми (это не Ваш случай, но тем не менее, я уверена, он тоже имеет место в жизни – именно поэтому пишу, что я сама не хочу читать своей дочке греческие мифы, потому что _я_ сжимаюсь от того, о чем там говорится), а иногда берутся как будто “из воздуха”.
      Что касается казни – я привела ее как иллюстрацию того, что мейнстрим и традиции тоже влияют на общепринятую градацию “страшно – не страшно”. Во времена Римской империи, Средневековья, да и на Руси не до нежностей было – развлечения были довольно жестокими, вид крови никого не шокировал. Но в нашем гуманистичном обществе жестокость осуждается, и нынешние родители стараются уберечь от нее детей. Равняться или не равняться на общепринятые взгляды и традиции – вопрос философский :)

    15. Елена пишет:

      Для меня -страшные сказки – животрепещущий вопрос! Конечно, раньше(пока не было своего ребенка) я могла удивиться, что дети стреляют друг в друга, маме могут сказать – убью тебя и т.д. Сейчас ( с родительским опытом) стараюсь понимать это. Думаю, что такие слова и действия от детей – это выражение чувств, которые в данный момент обуревают ребенка, но по другому выразить их он еще не умеет.А в сказках, все-таки, стараюсь ужасные(на мой взгляд) слова пропускать. Ну не могу я прочитать с улыбкой ребенку – “… и они распороли брюхо волку , а оттуда выскочили бабушка и внучка….” Это ме мнение…

    16. Для меня также очень актуальная тема, потому что в мое детство родители совершенно не следили за тем, что я читала, научилась я в 4 года и всегда делала это сама. А читала я много страшных сказок, особенно врезались в память Братья Гримм, и т.п. сказки, где действительно есть подробности, с которыми детям лучше не сталкиваться лишний раз, а окончания очень часто безысходны. При том, что я всегда боялась темноты, и фантазировала на сказочные темы, меня тянуло к этим сказкам, именно к таким, мистическим и страшным, а затем стало тянуть и к криминальным хроникам, и к ужасам. И мне очень близок, Юля, ваш десятый пункт, мне лично помогла не свернуть в русло мистицизма и кошмаров только православная вера, которая многое разложила по полочкам, и в частности, насчет ужасов я уверена: смотреть их просто нельзя, ведь они развивают темные стороны нашего сознания.
      Но, конечно, нельзя рафинировать литературу и делать из нее пастельные сопли, в ней должно быть место и героям, и злодеям, и опасностям, и иронии, и жестким, однозначным решениям.
      Спасибо за статью, думаю, я еще буду к ней возвращаться, ведь моей дочке еще только 2 с половиной.

    17. Natasha пишет:

      Тема очень актуальная! Правда я не понимаю почему здесь так много на Чуковского нападают. Моя трехлетняя дочь обожает Айболита, Бармалея и Мойдодыра. По-моему прекрасные и поучительные сказки, читаем их с самого раннего детства. А вот сказки братьем Гримм – это что-то особенное, самой не приятно их читать. Еще есть сборник по названием Сорочьи сказки Алексея Толстого – вот уж кровожадные истории!

    18. Елена пишет:

      Спасибо, очень интересная статья!
      Юлия, не могли бы Вы привести примеры к п.9 – детских книг, где нет сочувствия к хорошему, доброму герою?

      Луговская Юлия Reply:

      чаще всего это в сказках разных народов встречается, может мораль у нас другая.
      из авторских сказок только одну вспомнила Дороти Уолл “Блинки Билл, или Приключения упрямого австралийского медвежонка”. причем мне эту сказку хвалили, но вот начали читать и неприятно – Блинки как-то жестоко проказничает и делает очень плохо тем, кто помогает и заботится о нем. а автор как-будто веселится над его проказами. но вполне возможно, что это субъективное мнение и только я такое в книге увидела.

    19. Яна пишет:

      мне близка Ваша позиция

    20. Очень животрепещущий вопрос! Дело даже бывает не в сказках, а в издательствах, которые эти сказки выпускают. У нас есть несколько вариантов книг с русско-народными сказками (книги моего детства + новые). так вот одна только сказка Морозка в новом варианте написана так, что я ее ни разу ребенку не читала, рассказываю сама или читаю из стрых детских книг. Очень жестоко, неоправдвно жестоко я бы сказала или концовка лисы и зайца (про лубяную избушку), где петух косой зарубает лису на мелкие части. Самой жутко становится. Мой вариант – лиса убегает. Так что мама всегда будет фильтром (для маленьких детей) для чего-то чересчур злого и жестокого!

    21. Жанна пишет:

      Классный разговор получился, и пост отличный, есть о чём подумать. Я вот тоже как-то неоднозначно к Чуковскому отношусь. Хотя старший его знал, и я не парилась. А мелкая такая чувствительная, от мультиков реально плачет, потом во всё это долго играет, ночью просыпается. Не могу я ей этого читать. А ещё есть у меня Серебрянная книга сказок – толстая такая и красиввая. Еще Даниле когда-то дарили во времена, когда и книг-то было не достать. Её я уже тогда читать не могла, когда особо не задумывалась об этом, и сейчас в руки не возьму. Эти викинговские и скандинавские сказки – просто сборище жути. Мне лично непонятной, и в моей жизни ненужной.

    22. ольга пишет:

      Очень больная тема. Старшему читала Чуковского с 1-2 лет. Читали в основном стихи (мелодика речи, хорошая рифма, становление речи) Мне в детстве читали много. Тексты меня не “напрягали”, да и ребенок в таком возрасте не столько понимает стихотворную речь, сколько ловит интонации, мелодику (или мне так кажется). И вот казалось бы он должен был органично с этими “ужасами” ужиться, ан нет. Сыну исполнилось 4 года. Если в книге есть иллюстрация бабы-яги, то книга отправляется им в разряд “читать не будем” . Очень внимательно просматривает иллюстрации на предмет страшного. Начали читать первого Кубарика и Томатика, сказка для 3-леток, очень спокойная и позитивная, но тут ПАУК. Все. Со словами “давай не будем про ЭТО читать” книга закрыта и не вспоминается. Хотя изначально ОЧЕНЬ нравилась, просил ее все время. Постоянно вопросы : а рыбке больно когда ее кушают? А как это из свинок делают колбасу? (информацию почерпнул из Чевостика) А сейчас он ее съест? (начало просмотра любого нового мультика). Любая информация с намеком на боль и страх им схватывается на лету. В результате из одобренных к просмотру им мультов остался Кротик и Петсон. Бременские музыканты-страшно, Сутеев-страшно, Фунтик-страшно и тд. Может показаться, что какие-то проблемы в семье, но их нет. На занятиях в универе по психиатрии нам тоже рассказывали, что дети просят читать страшное, что-бы проработать свои страхи. Когда сидишь дома с мамой и родной голос читает сказку, то ребенок может позволить себе приблизить страшное. А когда оно рядом, то на 10 раз уже и не страшно. Но мой ребенок этого не хочет, я бы сказала физически не может заставить себя встретиться со страшным. Хотелось бы узнать Ваши мысли по этому поводу. Я просто жду. Еще, наверно, стоит сказать , что у него очень развито воображение. Он то скунс, то разговаривающий стол, то грустное лицо и тд.

    23. ольга пишет:

      Редактировала, редактировала и все перепутала. Как исправить не знаю. HELP!

      Луговская Юлия Reply:

      Ольга, напишите еще раз, а предыдущий комментарий я удалю.
      А по смыслу отвечу чуть позже, не так просто сформулировать.

    24. Светлана ММ пишет:

      Удивительно, я прочитала комментарий Ольги и подумала про себя: а у нас с точностью до наоборот. Сыну подавай все, что по страшнее! Ведь это тоже перегиб, зачем ему это? Но ведь есть же люди, которые влюблены в ужастики… Но я бы не хотела, что бы мой сын этим увлекся…

    25. Про Чуковского еще раз, но немного с другой стороны. Кроме страшных сцен есть еще такая тема, как невежественное и грубое обращение, как будто специально насаждаемое, как норма в данном случае. Если не умылся, то “Ах ты, гадкий, ах ты, грязный, Неумытый поросёнок!” (Мойдодыр), а Медведь из “Краденого солнца” какую расправу над врагом устроил – сначала толканул легонько, а потом еще угрожал и в конце “он мял его и ломал его”)
      Такое поведение бытует среди “нашего русского народа”))) Может быть я и сделала из мухи слона, но когда я читаю своему ребенку эти стихи, внутри все противится. Но слог очень нравится. Читаем сейчас, в 1год и 8 мес., Краденное солнце, а я думаю, нужно ли оно ребенку в таком возрасте?

    26. alexandra пишет:

      поддержу относительно морально-нравственного аспекта в произведениях не только чуковского. Возможно, это ответвление от темы, однако, эта тема давно тревожит и хотелось бы услышать ваше мнение, Юлия. Наглядный пример из жизни моего сына 2.5 лет: всех деток он сейчас называет гадкими, хотя в семье нет негативного отношения к посторонним людям и детям. Мои доводы, что слово “гадкий” в отношении людей и животных не применимо нашло противоположный довод сына)) Оказывается, Мойдодыр, полный серьезных намерений и лучших побуждений “очистить” героя, прямым текстом обращается к нему “Ах, ты, гадкий, ах, ты, грязный, неумытый поросенок!…” И все мои доводы бьются о крепко сложенную стену начальника всех умывальников и мочалок командира. эххх, вздыхаю и объясняю, что Мойдодыр, не прав, на мой взгляд, что преувеличил, что …. не знаю что даже!
      Вот что говорить сыну против того, что читаю в сказках? это же воспринимается взаправду…
      Также меня коробит крайне невежественное поведение главных героев в таких примитивный детских сказках, как пряничная избушка, маша и три медведя и др. Когда главный герой заходит в чужую избу и решает там жить, когда героиня ломает стульчик, ест чужую похлебку и т/д, когда дети съели мишкин пряничный домик, а в сказке правда оказывается почему-то на стороне этих самых детей-проглотов))), а мишка якобы несправедливо на них кидается. Ну вот откуда это? И как потом объяснятся с любимым чадом, если прочитанное воспринимается как лекало и доводы вобщем-то справедливы – “ты же читала…” Понятно, что прийдется оспорить позицию Мойдодыра и Машеньки, но изначально деть слова матери впитывает как грудное молоко, как чистую монету вводит в сознание, как пищу для роста.
      Что думаете Вы, Юлия, и другие мамы, читающие этот сайт. Очень интересно
      пы.сы теперь машеньку мы не читаем, а пряничный домик и подавно. С мойдодыром бум разбираться, но не факт, что в жизни встретятся как другие книги с похожей позицией правой стороны.

      Луговская Юлия Reply:

      даже если читать ребенку очень много, все равно это будет незначительный отрезок времени, по сравнению с общим временем, которое родители проводят с ребенком в разговорах и прочем общении. поэтому меня не пугало (но я и не сталкивалась с подобной проблемой), что ребенок воспримет книгу как руководство к действию, несмотря на то, что в нашей семье подобные действия не приняты. как раз наоборот интересно обсуждать всякие странности и расхождения книжного и реального мира.

      а по поводу “гадкий” – дело ведь не в том, что так нельзя кого-то называть. а в том, что от такого названия обидно. обидно и герою Мойдодыра и любому другому ребенку. и тут стоит обсудить, нужно ли напрасно кого-то обижать.

    Оставить комментарий